Статистика

О чем молчат красоты мира

О чем молчат красоты мира

Мы уже касались в предыдущих материалах вопросов эстетических феноменов живой природы. Какой же из двух рассмотренных точек зрения на мироздание – монистической или дуалистической – соответствуют им?

Дарвинизм можно считать закономерной реализацией в сфере биологической мысли крайней формы монистического мировоззрения — материализма, в котором отсутствует обычная для пантеизма "спиритуалистическая глубина" и все сущее сводится к материальному началу – к "игре атомов" в понимании материалистов прошлых веков, или же к разнообразию проявления физических полей и энергий, как об этом пишут сейчас. Ничего "таинственно-духовного" в материалистических представлениях нет, как их нет и в дарвинизме, в котором все движущие силы эволюции "лежат на поверхности", и сводятся к изменчивости, наследственности и борьбе за существование. Однако такими поверхностными категориями объяснить факт существования в нашем мире сотен тысяч видов животных и растений, в настоящее время представляется уже абсолютно возможным. Член Нью-Йоркской Академии наук И.Л. Коэн, подвел итог о современном отношении науки к учению Дарвина в следующих словах:

—"Дарвин был не прав . Теория эволюции, возможно, самая страшная ошибка, совершенная в науке" (цит. по: Тейлор, 1994, с. 48) .

И в своем мнении Коэн далеко не одинок, его в настоящее время разделяют все больше и больше исследователей, отказывающихся от эволюционной гипотезы в ее дарвиновской трактовке. "Сегодня, 128 лет спустя после того, как она была впервые опубликована, – писал в конце восьмидесятых годов профессор Вольфганг Смит , – дарвиновская теория эволюции подвергается нападкам, как никогда раньше" (цит. по: Тейлор, 1994, с. 119 – 120).

Впрочем, эту ситуацию можно было бы предвидеть уже несколько десятилетий назад, когда абсурдность материалистического мировоззрения все более и более становилась ясна физикам. "Время материализма прошло — писал один из них, нобелевский лауреат Макс Борн. — Мы убеждены в том, — продолжает этот ученый, — что физико-химический аспект ни в коей мере не достаточен для изображения фактов жизни, не говоря уже о фактах мышления" (1963, с. 99). С такой же долей уверенности мы можем говорить и о том, что прошло время и дарвинизма, как логического следствия материалистического мировоззрения в области науки о жизни. Те вскрытые несоответствия эстетических закономерностей живой природы дарвиновскому подходу, о которых писалось выше, являются определенным подтверждением этого. Таким образом ответ на вопрос, какому мировоззрению соответствуют существующие в органическом мире эстетические закономерности сводится к выбору между двумя мировоззренческими системами — дуализмом с его представлением о Сотворении мира Всемогущим Творцом "из ничего" и пантеистической формой монизма, с ее представлениями о постепенном, эволюционном развитии мира из состояния хаоса до его сегодняшнего состояния под действием некоего квазиразумного начала.

Подобную пантеистическую модель в ее естесственнонаучном аспекте можно рассматривать на примере мировоззренческой системы известного французского естествоиспытателя и философа ХХ столетия Пьера Тейяра де Шардена. Хотя де Шарден и не причеслял себя к пантеистам, — последнее делало бы затруднительным его пребывание в сане католического священника, — все его творчество на философской ниве, как пишут исследователи, сопряжено с поиском "диалектики всеединства" и "пантеистической установкой, стремлением найти Бога, растворенного в мире" (Губман, 1991, с. 296). При этом Тейяр де Шарден был и последовательным эволюционистом Он писал о наличии "духовного начала, присутствующего в универсуме и направляющего его развитие" Губман, 1991, с. 296, а это, как уже говорилось, является важнейшим признаком монистического мировоззрения в том числе и в его пантеистической форме.

Перейти на страницу:
1 2 3 4 5 6